Я весил 250 килограммов, а после операции по уменьшению желудка потерял более половины веса

2020/02/28

«До операции, я весил 250 килограммов. Уже тогда понимал: еще немного, и я погибну, — Сейчас, ко мне вернулась жизнь!».

«Наш опыт показывает: если человек преодолел отметку в 120 килограммов, самостоятельно избавиться от лишнего веса он вряд ли сможет, — говорит Иван Тодуров. — Мы успешно прооперировали не только Николая, но и более тяжелых пациентов. Готовы работать с теми, кто весит 400 килограммов»

Николай из Львова похудел после операции по уменьшению желудка
 

— Я никогда не был худеньким, даже в детстве, — говорит Николай. — И когда меня называли толстым, не обижался. А вот на слово «жиробас», которое кричали мне вслед, реагировал очень болезненно. Меня даже в больницу укладывали, где дневной рацион составлял… литр сока. Такая была диета. Но добрые тетеньки-диабетики подкармливали нас печеньками… Когда мне было лет 18, решил только завтракать. По ночам поесть не вставал, фастфудом не злоупотреблял: не ел ни хот-догов, ни чебуреков, не пил газировку. Мой вес — проблема гормональная. На одних завтраках за месяц похудел килограммов на сорок. Но, вернувшись к обычной еде, быстро набрал потерянное и продолжил поправляться. Не знал, сколько я весил, пока не попал к киевским врачам. Меня взвесили перед операцией на желудке: 250 килограммов! Для меня самого это была пугающая цифра. Признаюсь, было уже невыносимо жить, невероятно тяжело ходить, я не мог влезть в маршрутку. Чтобы пройти от дома до остановки двести метров, делал три паузы, присаживаясь на бордюр. А на четвертый этаж на работу поднимался, кажется, вечность. Уже тогда понимал: еще немного, и я погибну. Сестра начала искать методы спасения. И я рад, что судьба свела меня с Иваном Михайловичем Тодуровым — хирургом, который спасает таких тяжелых людей, как я.

— Когда Коля к нам попал, он страдал супер-супер ожирением — да, есть именно такое определение, — объясняет директор Центра инновационных медицинских технологий Национальной академии наук Украины, профессор, доктор медицинских наук Иван Тодуров. — Чтобы читатель мог лучше понять, что чувствуют такие люди, их можно сравнить с китом, выброшенным на берег. У этих пациентов в первую очередь страдают сердечно-сосудистая и дыхательная системы. В некоторых случаях мы откладываем применение хирургических методик и вводим в желудок специальный баллон, который позволяет человеку потерять до 30 килограммов благодаря постоянному ощущению сытости. Даже такое уменьшение веса дает возможность сердцу и дыханию заметно восстановиться, а нам — провести операцию без риска для пациента. Николай — пример того, как поэтапное применение хирургических методик позволяет потерять избыточный вес и вернуться к нормальной жизни. Наш опыт, опыт зарубежных коллег показывает: люди, весившие настолько много, сами справиться с проблемой не могут. Ни диеты, ни физическая активность их не спасают. Им помогает только хирургическое лечение.

«Не отказываю себе в сладком, которое очень люблю. И при этом худею!»

Две недели назад Николай приехал в Киев на очередную операцию. Так он решил провести свой отпуск — избавиться от излишков кожи на животе, которые образовались после того, как он похудел на 140 (!) килограммов.

— Я мечтаю ходить в бассейн, — признается мужчина. — Но пока не готов раздеться прилюдно. После того как я лишился более половины массы тела, у меня провисли грудь, бока, живот…

Николай откровенно рассказывает о том, что ему пришлось пережить, что он чувствовал на каждом этапе лечения, делится своими мечтами и планами. Симпатичный молодой мужчина шутит над собой.

— Когда я был маленьким и кто-то обращал внимание на то, что я тяжеловат для своего возраста, обязательно звучала фраза: «Не заморачивайтесь, подрастет — вытянется», — вспоминает Николай. — Но однажды я прошел ту самую точку невозврата, после которой справиться с весом самостоятельно невозможно. Сестра, видя, как я становлюсь все полнее, написала редакторам телевизионной программы, которые как раз искали таких людей, как я, и были готовы им помочь. Сначала со мной работал диетолог. Я должен был есть только капусту и пить кефир. И хотя я ненавижу капусту, следовал советам. Но как только диету отменили, потерянные килограммы вернулись с «друзьями». Во время очередного разговора с диетологом я с раздражением сказал ему: «Вы меня не убеждаете». И тогда было решено познакомить меня с хирургом. Во время записи программы мы впервые увиделись с Иваном Михайловичем Тодуровым.

«До операции я с трудом ходил. Чтобы пройти от дома до остановки двести метров, делал три паузы, присаживаясь на бордюр. А на четвертый этаж на работу поднимался, кажется, вечность», — вспоминает Николай

 

— Неужели вы не боялись операции?

— Ни капли! Мне нечего было терять. Удивляли пациенты, которые накануне вмешательства нажирались, как в последний раз. Холодильники в палатах были забиты тортами. У меня желания объедаться не было. Я очень хотел, чтобы наконец-то моя жизнь изменилась.

— В ходе первого вмешательства мы уменьшили Николаю желудок, — объясняет Иван Тодуров. — Это распространенная во всем мире методика. Так мы делаем меньше растянутый с годами орган и удаляем ту зону, которая вырабатывает гормон грелин, отвечающий за аппетит. Он напрямую связан с гормоном удовольствия, поэтому человек и становится зависимым от еды, как наркоман или алкоголик. Избавить от такой пищевой зависимости можно только хирургическим путем.

— Мой желудок стал совсем маленьким, — продолжает Николай. — Мне физически не хотелось есть, да я и сейчас не испытываю чувство голода. И, что важно, могу употреблять в пищу все, никаких ограничений нет, поэтому не отказываю себе в сладком, которое очень люблю. И при этом я худею! За первый месяц после операции потерял 20 килограммов. Это не могло меня не радовать.

Вторую операцию — на кишечнике — Николаю сделали через год после первой. К тому моменту он потерял более семидесяти килограммов и готов был продолжать лечение.

— Второй этап — шунтирование кишечника, — объясняет Иван Тодуров. — Мы выключаем из работы часть тонкого кишечника, который у людей с ожирением также растягивается и становится гораздо длиннее, чем у тех, кто имеет нормальный вес. Из-за этого и накапливаются лишние килограммы.

— Я и второй операции не боялся, — улыбается Николай. — Похудев, начал чувствовать себя человеком. Ко мне возвращалась жизнь. Сейчас теряю вес уже не так стремительно, как сразу после операций.

Теперь Николай весит 110 килограммов и чувствует себя хорошо. Фото автора

 

 

— Мы оставляем в работе столько кишечника, чтобы всасывающиеся полезные вещества питали организм, но не откладывались про запас, — объясняет Иван Тодуров. — Процесс похудения останавливается в определенный момент, когда пациент достигает оптимального для него веса. Со временем человек может набрать несколько килограммов, потому что прооперированные желудок и кишечник слегка растягиваются. Организм помнит, что был толстым, и постоянно за это сражается.

— Николай, вы чувствовали, что быстро худеете?

— Я не взвешивался каждый день, но моя одежда постоянно становилась большой. Прежде я носил исключительно мешковатые футболки, свитера. Но вскоре после первой операции они стали выглядеть просто гигантскими. А как я замучился ушивать штаны! Надеюсь, скоро у меня будет постоянный нормальный размер.

Два года назад Николай, который никогда не занимался спортом, начал ходить в спортзал. И теперь получает от занятий удовольствие.

— Меня на это подвигла начальница — вручила абонемент в спортзал, — продолжает мужчина. — До этого мне дарили такие абонементы, но они, как правило, пропадали. Но не в этот раз… Моя руководительница, которая раньше была пухленькой, следит за питанием, занимается спортом и выглядит сногсшибательно. Она очень меня поддерживает и гордится тем, как я меняюсь.

Я на себе испытал, что правило тридцати дней работает. Что это значит? Нужно заставить себя заниматься спортом месяц, и за это время происходит привыкание. Потом ты уже втягиваешься настолько, что просто не можешь обходиться без физических нагрузок. Теперь я живу по такому графику: встаю в 5:30, умываюсь, делаю зарядку, чтобы разогреть мышцы, и к семи часам прихожу в зал. Два часа тренируюсь, чередуя силовые и кардиотренировки. Затем иду на работу. Честно говоря, я бы очень хотел заниматься с личным тренером, но это для меня дорого.

Мне кажется, тем, кто перенес такие операции, как я, нужно ходить к психологу. У меня до сих пор остались заморочки, которые нуждаются в коррекции. Например, я готовлю гораздо больше, чем нужно. Съедаю треть — и наедаюсь. Когда-то варил себе 30 вареников, а теперь и десяти для меня много.

Мне многое хочется сделать и увидеть! Мечтаю побывать в Лондоне, прыгнуть с парашютом, научиться кататься на сноуборде, ищу ментора по программированию, чтобы узнать то, чего еще не умею, изучаю английский язык.

«Весь мой спорт почти тридцать лет заключался в „гребле“ ложкой по тарелке»

— Вам нравится смотреть на себя в зеркало?

 Я вижу и чувствую, что меняюсь постоянно. Сейчас жалею, что не сделал свои фотографии, когда пришел в спортзал впервые. Можно было бы сравнить с теперешними и увидеть результат. Но я много лет вообще не фотографировался. У меня нет снимков до операции. А совсем недавно я впервые сделал селфи! И даже выставил в соцсети. Но в зеркало смотреться не очень люблю.

Новый этап своей жизни я определил для себя как исправление косяков прошлого. Я сутулюсь. Но чему удивляться, если весь мой спорт почти тридцать лет заключался в «гребле» ложкой по тарелке? Мою спину искривляли лишние килограммы. Теперь нужно много времени, чтобы исправить осанку.

— Тонкостей в работе с такими пациентами множество, — говорит Иван Тодуров. — Когда мы кладем огромного человека на операционный стол, под его собственным весом раздавливаются мышцы спины. Освобождающиеся белки забивают почечные каналы, и в результате может наступить почечная недостаточность, поэтому мы ограничены в длительности операции. Работать с таким пациентом можно два с половиной — три часа, не больше, иначе получим смертельно опасное осложнение. Поэтому приходится разбивать лечение на этапы. Чтобы минимизировать риски, мы все чаще прибегаем к лапараскопическому удалению части желудка, используя специальные удлиненные инструменты.

«Наш опыт показывает: если человек преодолел отметку в 120 килограммов, самостоятельно избавиться от лишнего веса он вряд ли сможет, — говорит Иван Тодуров. — Мы успешно прооперировали не только Николая (на фото), но и более тяжелых пациентов. Готовы работать с теми, кто весит 400 килограммов». Фото автора

 

— Всегда таким людям нужно делать и вторую операцию или в некоторых случаях хватает одной, чтобы человек стал эффективно худеть?

 
 

— При запредельной массе тела операция на кишечнике все же необходима. У человека с нормальным весом тонкий кишечник составляет четыре с половиной метра. У больших людей — на два метра длиннее. То есть всасывающая поверхность намного больше, поэтому из съеденного организм забирает максимально. А мы выключаем ту часть тонкой кишки, где происходит всасывание углеводов и жиров. Оставляем небольшую часть — организму необходимы эти вещества, но в ограниченном количестве.

— После того как человек избавляется от лишнего веса, у него восстанавливается здоровье?

— У людей с избыточным весом развивается сахарный диабет, появляются атеросклеротические бляшки, повышающие риск инсульта и инфаркта, возникает синдром ночного апноэ, что может привести к остановке дыхания во сне и смерти, многие толстяки страдают астмой. И все эти болезни уходят вместе с весом. Такие же результаты отмечают наши коллеги во всем мире. У человека нормализуются уровень сахара в крови, обменные процессы, работа сердечно-сосудистой и дыхательной систем.

Прежде чем назначать операцию, мы в нашем центре (cimt.com.ua) проводим полное обследование пациента. Его осматривают гастроэнтеролог, ортопед, кардиолог, эндокринолог и другие специалисты. Не раз было, что, выявив сопутствующую проблему во время обследования, мы устраняли ее в ходе операции. Например, женщине во время резекции желудка коллеги-гинекологи удалили огромную кисту. Мы работали одновременно. На базе нашего центра создана Ассоциация метаболической медицины, проводятся конференции, на которых рассказываем коллегам о наших возможностях, новых методиках, результатах их применения.

— Последние годы стало модно вести здоровый образ жизни, заниматься спортом. Таких огромных пациентов, как Николай, у вас, вероятно, стало меньше?

— К сожалению, нет. Наш опыт показывает: если человек преодолел отметку в 120 килограммов, самостоятельно избавиться от лишнего веса он вряд ли сможет. Следить за весом нужно до того, как он стал критическим. Открыто говорю, что я против диет, если человек не собирается придерживаться новых правил питания всю оставшуюся жизнь. Ведь эпизодические ограничения дают кратковременный результат.

— Николай — самый тяжелый ваш пациент?

— Нет. Мы успешно прооперировали пациента, который весил 300 килограммов. Не так давно мне звонил мужчина из Николаевской области, который весит 400 килограммов. Я готов с ним работать.

…После того как Николаю удалили лишнюю кожу, так называемый фартук живота, он стал еще легче — теперь весит 97 килограммов. Мужчина очень доволен, что его фигура становится такой, какой никогда не была. Есть известная юмористическая картинка «ожиревшей» скульптуры Давида, которой мастер отсекает все лишнее и получает идеальное тело. Николаю осталось сделать последние штрихи.

Александра ЛАГОВСКАЯ, специально для «ФАКТОВ»

28.02.2020

Источник: https://health.fakty.ua/335721-ya-vesil-250-kilogrammov-a-posle-operacii-po-umensheniyu-zheludka-poteryal-bolee-poloviny-vesa